• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 0.00
    0.00
    0.00
    Мнения
    Виктор Шапиро
    Мнения

    Музеи исчезнувших евреев?

    Еврейский музей в Праге (Майзелова синагога)

    Когда в сентябре позапрошлого уже года агентство фейковых новостей «Панорама» опубликовало «новость» о том, что северокорейский лидер Ким Чен Ын открыл «первую в Северной Корее синагогу», многие поверили.

    В эту Хануку, отслеживая события еврейской жизни в разных уголках света, я постоянно наталкивался на вполне достоверные факты, сопоставимые с «северокорейской сенсацией». В городке на севере Германии немцы поддерживают музей в опустевшей синагоге, умудряясь при этом иногда находить евреев для миньяна. Восстанавливается при поддержке египетского правительства большая синагога в Александрии, где проживает аж восемь евреев. В иракском Курдистане двадцать евреев собрались, чтобы зажечь ханукию. И вот очень много в течение года попадалось мне таких сообщений о каких-то теплящихся по всему миру огоньках или тлеющих угольках еврейского присутствия, которые ждут, подобно тому слабому храмовому огоньку, не угасавшему, пока евреи, обновившие Иерусалимский Храм, не подвезли достаточное количество кошерного масла для меноры.

    Ну, в самом деле: кому нужны эти памятники еврейской истории, гальванизируемые то энтузиазмом подвижников, то волей государства там, где от процветавших некогда общин остались только воспоминания? Нужны ли они евреям? Ох, вряд ли найдутся желающие приехать на работу живыми экспонатами еврейских музеев в страны, откуда их предки были изгнаны. Есть, конечно, как исключение, пример Германии, где после Второй мировой войны евреи не только заполнили отремонтированные старые синагоги, но и поставили государство перед необходимостью строить новые. Но все же большинству мест, покинутых евреями, возрождение общин не грозит. Однако развиваются другие процессы, меняющие привычную структуру диаспоры. Развитие транспорта и систем коммуникации ведет к тому, что любопытные туристы проникают в самые отдаленные закоулки мира и само понятие отдаленности теряет свой смысл. И на любом привлекательном для путешественников маршруте почти всегда можно услышать иврит. С другой стороны, все больше израильтян на тот  или иной срок приезжают в мировые центры деловой активности по делам бизнеса: высокотехнологичного, медицинского, охранного — всякого, в котором Израиль  преуспевает. Немало израильских студентов обучается в Европе. Интересно ли им еврейское наследие тех мест, где они оказываются? Кому как. Вот, например, летом в Кракове кипит еврейская жизнь: в ресторанчиках на Казимеже играют клезмеры, а вездесущие хабадники с трудом обеспечивают спрос на кошерную пищу. А вот в Друскининкае закрылся дом-музей Жака Липшица — знаменитого земляка, выдающегося скульптора, жившего во Франции. Причина — отсутствие посетителей. Сотням израильтян, отдыхающих на этом литовском курорте, музей еврейского художника не интересен. Даже хабадники,  устраивающие в шабат молитву и трапезу для отдыхающих, не стремятся обосноваться в пустующем «еврейском домике», а снимают зал в одном из дорогих пансионатов. 

    Еврейские музеи, конечно, интересны не только евреям, да и не столько им. Между прочим, даже нацисты  планировали создание в Праге «Музея Вымершей Расы» — как напоминания о мертвой еврейской религии, культуре и самих евреях. Множество свитков Торы, книг, религиозных предметов и произведений искусства, награбленных гитлеровцами, были доставлены на склады в Чехии. Но есть так называемая «одиннадцатая заповедь» — не  давать посмертных побед Гитлеру. Материальное наследие еврейской цивилизации нужно хранить, как наследие мировой культуры, но и еврейский мир не должен забывать о своём наследии. Собранные в Праге сокровища после войны были возвращены общинам, чтобы служить по своему назначению – прежде всего культовому. А  еврейский музей в Праге стал местом притяжения многих тысяч евреев со всего мира. Хочется надеяться, что и возрождающиеся повсеместно еврейские мемориальные объекты не станут «музеями вымерших общин» и не будут безразличны евреям. Или хотя бы вездесущему Хабаду.  И  кто знает, может быть, мы станем свидетелями новых ханукальных чудес.