• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 71.60
    77.88
    20.25
    Мнения
    Флёр Хасан-Нахум
    Мнения

    Мир видит в Израиле пример эффективного руководства страной в эпоху пандемии

    Биньямин Нетаньяху обсуждает пандемию коронавируса с европейскими лидерами

    Может показаться, что COVID-19 и антиутопия, которая приходит с ним — это новая реальность. Для многих израильтян ситуация еще более сюрреалистична. До марта израильтяне готовились к третьим в течение года выборам. Новый коронавирус был впервые выявлен только 7-го января, а 11-го января Китай объявил о первом летальном случае. 12 января Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила о первом случае заболевания в Таиланде; к 16 января Япония сообщила о своем первом случае; 17 января в Ухани была зарегистрирована вторая смерть.

    Другие страны, такие как США, Непал, Франция, Австралия, Малайзия, Сингапур, Южная Корея, Вьетнам и Тайвань заявили о случаях заболевания в течение следующих дней. В течение нескольких недель мы были свидетелями начала пандемии. Мы прошли путь от раздачи листовок и вывешивания предвыборных плакатов до полной домашней изоляции, проведения рабочих конференций в приложении «Zoom» и досрочной уборки перед Песахом. В такие времена мы все ориентируемся на наших лидеров.

    В начале февраля премьер-министр Биньямин Нетаньяху предпринял меры, направленные на противодействие распространения коронавируса в Израиле, ограничив и затем запретив полеты из Азии. Вскоре мировые «эксперты» подвергли жесткой критике эти шаги и заявили об унижении Китая. Исполняющий обязанности посла КНР в Израиле Дай Юймин провёл странное сравнение между этой ситуацией и началом Второй мировой войны и Холокостом. Южная Корея также выразила возмущение. Тогда публично никто не делал предположений, что коронавирус может стать пандемией, но Б. Нетаньяху проигнорировал эту критику и принял смелое решение в ходе ожесточенной избирательной кампании. К 24 февраля всем израильтянам, уезжавшим в Италию (где к тому моменту от коронавируса умерло пять человек), было направлено предупреждение о нежелательности визита, и в то же время министерству здравоохранения было приказано начать делать запас лекарств и оборудования. В то время как новости были сосредоточены на предвыборных опросах и лозунгах, Б. Нетаньяху держал руку на пульсе.

    Когда в первую неделю марта правительство Израиля объявило, что каждый прибывший из-за рубежа должен провести две недели в карантине, эта мера была воспринята как преувеличение угрозы. Коронавирус не считался пандемией до 11 марта, но Нетаньяху не рисковал жизнью израильтян, даже если меры предосторожности считались радикальными. Мы никогда не узнаем, какое политическое и дипломатическое давление было оказано на премьер-министра, чтобы исключить США из «карантинного правила», особенно всего через несколько недель после объявления о «сделке века», но, в конечном счете, в список были включены все страны без исключений.

    Израильтян за границей призвали вернуться домой, почти все рейсы были постепенно отменены, а первый терминал аэропорта им. Бен-Гуриона – закрыт. В самом Израиле сначала можно было собираться по 5000 человек, затем это число было уменьшено до 1000, затем до 100, а после Пурима, когда ВОЗ объявила о начале пандемии, было запрещено собираться более чем по 10 человек. Так медленно и верно государство приспособило людей к социальным дистанциям, небольшим скоплениям и, в конечном итоге, запретило собираться вообще. Друзья и коллеги из Великобритании и США, чьи визиты и рабочие командировки в Израиль были отменены, с усмешкой смотрели на «агрессивную» реакцию Израиля на кризис и списывали всё на еврейский невроз, охвативший наших лидеров.

    Страны, которые считали наши меры «радикализмом», «преувеличением» и «паранойей», в итоге постепенно последовали нашему примеру, однако они не успели воспользоваться преимуществами, которые приобрели мы благодаря заранее принятым мерам. Пандемия стала шоком для многих стран, особенно для таких, как Испания, Италия и, возможно, даже Америка, где теперь уже слишком поздно предпринимать какие-либо меры по сдерживанию заболеваемости.

    Сегодня европейские страны, США и Россия видят в Израиле пример того, что нужно делать и как справляться с кризисом. Даже Великобритания, которая опасно играла с идеей «стадного иммунитета», была вынуждена отказаться от своего первоначального плана, когда стало очевидно, что Национальная служба здравоохранения должна принимать решения о жизни и смерти и столкнуться с сотнями тысяч смертей. В то время как циники в Израиле декларировали идею о том, что Б. Нетаньяху использует эти меры в своих политических интересах, близкие друзья из-за рубежа прилетели как можно скорее, прежде чем страна закрыла свои двери для неграждан, поскольку они знали, что здесь безопаснее.

    Я горжусь тем, что живу в стране, где каждая жизнь ценна. Я горжусь тем, что наши лидеры действовали быстро и разумно, чтобы мы не оказались в ситуации, когда нам из-за отсутствия медицинского оборудования придется выбирать — спасать молодых или пожилых.

    Израиль сделает все возможное, чтобы вернуть наших путешественников домой любой ценой, ведь мы единственная страна в мире, которая никогда не бросает своих граждан в беде. Умение управлять страной в трудное время не дано свыше: оно требует лидерских качеств, смелости и опыта. Дальновидность и таланты Нетаньяху в кризисном управлении спасли десятки (возможно, сотни) тысяч жизней, и в этом заключается истинное лидерство.

    Jerusalem Post, перевод Геннадия Богданова