• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 73.14
    86.99
    22.65
    Эли Абт Эли Абт

    Архитектор на пенсии, прибыл в Британию с «Киндертранспортом» за несколько месяцев до начала Второй Мировой войны. Отметил 90-летие в 2019 году прыжком с парашютом, пишет о еврейской культуре в британские еврейские издания.

    Все публикации автора

    Мнения
    Эли Абт
    Мнения

    Безупречный юмор Пурима

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский
    Безупречный юмор Пурима
    Имитация надгробия в лагере для перемещенных лиц в Ландсберге, Германия, 1946 год.

    Пурим – еврейский праздник, который напоминает нам о многовековых гонениях и использует юмор как оружие для борьбы с ними.

    Спустя год после наших первых потерь в Пурим 5780/2020 в начале самой страшной глобальной пандемии за столетие, несомненно, празднования в этом году будут менее шумными, чем обычно.

    Значит, сейчас подходящий момент, чтобы сделать паузу, вспомнив другой Пурим – 75 лет назад в лагере для перемещенных лиц в Ландсберге, Германия, в 1946 году, где поводов для веселья было еще меньше, но люди веселились.

    Чудом выжившие в Холокосте, но напрасно ожидавшие разрешения эмигрировать в Эрец-Исраэль установили «надгробие» с такой надписью под огромной свастикой:

    «Здесь лежат

    Мучители еврейского народа:

    Аман, сын Хамедаты;

    Адольф Гитлер;

    Белая книга со своей политикой в отношении Земли Израиля.

    Пусть они томятся среди червей и в геенне огненной.

    Да будут их имена вычеркнуты из Книги Жизни».

    Их гнев на бессердечную политику британского министра иностранных дел Эрнеста Бевина усилился во время Пурима из-за того, что – возможно, мы забыли об этом, но это факт! – фашисты сами проводили параллель между нацизмом и Аманом, Главным Злодеем пуримской истории.

    В 1944 году Гитлер предположил, что евреи в честь поражения Германии «отпразднуют второй Пурим», а два года спустя Юлиус Штрейхер, его нераскаявшийся главный специалист по психологии евреев, бравировал, называя «Пуримшпилем» ожидание своей смерти на эшафоте. 

    Этот сюжет вошел в наши плоть и кровь с детства. Игра Амана, вызванная ничем иным, как личной неприязнью к Мордехаю, заключалась в большой лжи Ахашверошу: обвинению в заговоре с целью подорвать установленный порядок: «Есть люди, рассредоточенные среди жителей провинций вашего царства, но отделенные от них. Их законы отличаются от законов других народов. Они не соблюдают царские уставы. Терпеть их не в интересах царя. Да будет угодно царю подписать вердикт об их искоренении». 

    Ничего не напоминает?

    Именно Аман изобрел злобную еврейскую «инаковость» и завещал миру столетия еврейских «заговоров», убийства детей для выпекания мацы, отравленные колодцы, «Протоколы сионских мудрецов», геноцид военного времени, шарлотсвильские современные нацистские песнопения «Евреи нас не заменят».

    Спустя два с половиной тысячелетия после зажигательной риторики Амана премьер Виктор Орбан снова использовал ее против еврейского филантропа Джорджа Сороса на венгерских выборах 2018 года: «Мы сражаемся с врагом, который отличается от нас. Не живет открыто, а прячется. Не говорит прямолинейно, но хитрит. Не борется честно, но беспринципен. Не является национальным, а международным. Не верит в работу, но спекулирует деньгами. Не имеет своей родины, но уверен, что владеет всем миром».

    Из множества врагов, с которыми мы столкнулись, только нацисты соответствовали одержимости Амана и его решимости осуществить наше полное уничтожение. Более того, это был единственный подобный план в нашей долгой истории, который оказался сорван – верой и мужеством его предполагаемых жертв.

    Поэтому неудивительно, что мы всегда использовали юмор в текстах и образах Пурима, чтобы подчеркнуть сокрушительное падение Амана и его соучастников.

    Targum II, арамейский сборник проповедей VIII века по Книге Эстер, творчески додумывает и описывает смятение Амана, когда царь приказал воздать Мордехаю публичные почести:

    «Мордехай еврей, государь? Их, должно быть, тысячи таких, как он. Который из них? Сидящий у ворот твоего величества? У каких из многих ворот? Что между гаремом и дворцом? Государь, этот еврей – мой враг».

    Царь, с растущим раздражением из-за увиливаний своего министра, предостерегает его, говоря словами повествования Эстер, «не упускать ни одной детали из того, что приказано». Сдувшемуся, как шарик, Аману ничего не остается, как одеть Мордехая в парадные одежды, увенчать его короной и пригласить сесть на царского коня.

    «Как мне справиться с этим, когда я слаб после своего трехдневного поста, который держал, чтобы помешать твоим подлым замыслам?» – сокрушается Мордехай, как предполагает Targum. «Тогда я подставлю тебе спину», - вздыхает удрученный Аман.

    Его обязанности выполнены, текст подтверждает, что Аман «поспешил вести коня Мордехая, в унынии и с покрытой головой», поэтому Талмуд (Megillah 16a) воображает дополнительные красочные детали, изобретая ему дочь-соучастницу в преступлении.

    Глядя со своей крыши и принимая Амана, ведущего лошадь, за Мордехая, она бросает содержимое ночного горшка на голову отца, а затем бросается с крыши, понимая, что сделала, и убивается насмерть.

    hs-l-ub-vollers-1102-1-0051v.jpgДочь Амана бросает ночной горшок на отца. Источник: Университетская библиотека Лейпцига

    История как будто создана специально для визуализации, поэтому неудивительно, что эта иллюстрация появляется под пиютом в роскошном «Лейпцигском махзоре» XIV века рядом с изображением Амана и его десяти сыновей, которых повесили на одном гигантском дереве.

    Обратите внимание на головной убор Мордехая. Чтобы надеть корону, он снял, но не убрал далеко свой «юденхут», желтую шляпу, придуманную папой Иннокентием III в 1215 году как способ унизить евреев – точную предшественницу желтой звезды нацистов. А еще Мордехай жестикулирует в сторону Амана, как бы говоря: «Независимо от моей внешности или моей одежды, а также от того, удостоен ли я почестей или встречен с презрением, это мой выбор и привилегия, прежде всего, жить полной жизнью как еврей».

    Этот великолепный молитвенник, ныне хранимый в Лейпцигском университете, использовался в течение трех столетий праздничных молитв в синагоге Вормса, города с богатой еврейской историей.

    Как и Майнц, Вормс пережил ужасную резню Первого крестового похода в Рейнской области в 1096 году, когда было убито 800 евреев. Резня повторилась в 1349 году с еще более страшным завершением: члены общины, избежавшие смерти, подожгли себя в своих домах.

    Характерные прописные буквы в пиюте авторства Элеазара Рокеха, ведущего талмудиста и мистика XIII века, показывают значение общины Вормса как центра обучения и духовности.

    После изгнания в 1615 году беженцы сберегли любимый Махзор. И теперь две небольшие, но красноречивые картинки на странице Пуримских историй на протяжении веков рассказывают нам о нас самих гораздо больше, чем о самом Пуриме. 

    А нашим ответом нынешним потенциальным Аманам, несомненно, должно быть безудержное веселье на праздниках, возникших более 700 лет назад, в эпоху бесконечно бо́льших вызовов еврейскому миру.

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский