• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 78.78
    92.43
    22.95
    Интересное
    Мария Якубович

    Отец-основатель еврейского государства ненавидел Израиль

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский

    В новой биографии Вейцмана «Отец-основатель» историков Мотти Голани из Тель-Авивского университета и Иехуды Рейнхарца из американского Университета Брандейса — личные, интимные и разоблачающие подробности, граничащие с сенсацией.

    В тысячестраничной книге мы видим Вейцмана, находящегося в нескольких световых годах от Вейцмана-символа, первого президента Государства Израиль. «Мы обнаружили человека, способного желать женщину, ссориться, ошибаться и лгать. Биографу и читателю легче почувствовать связь с ним, когда он не Супермен», — сказал профессор Голани в интервью газете Haaretz.

    Например, в книге подробно описан бурный роман Вейцмана с актрисой Ханой Ровиной. Он практически преследовал ее и в конце концов остался с разбитым сердцем.

    4158415097.jpg
    Хана Ровина. Фото предоставлено Моше Мильнером / GPO

    Хана Ровина — одна из основателей театра «Габима», ученица Станиславского и Вахтангова. С 1918 по 1926 год в составе театра «Габима» она работала в Москве, с 1928 года жила в Эрец-Исраэль. Лауреат Премии Израиля (1956). В 1922 году Вахтангов поставил спектакль «Гадиббук» по пьесе С. Ан-ского с Ровиной в главной роли. Спектакль прошел в Европе и США.

    Ровина была самой известной любовью Вейцмана, но в его жизни было много женщин. Жена председателя немецкой сионистской партии Леони Ландсберг. Американка Кристиана Морган. Племянница лорда Бальфура Бланш Дагдейл. И многие другие. «Он отчаянно нуждался в компании женщин, которые могли бы утешить его, восхититься им и выслушать описания его многочисленных болезней», — говорит Рейнхарц.

    Голани и Рейнхарц не пожалели сил, чтобы разыскать подобные истории из жизни Вейцмана. «Я не верю в понятие политической биографии, такого не бывает. Биография — это история жизни: хобби человека, лекарства, которые он принимал, его отношения с женой и то, как он воспитывает своих детей, — говорит Голани, отмечая, что это гораздо больше, чем материал для сплетен. — Если вы хотите понять, кем был Хаим Вейцман в более широком контексте, вы неминуемо должны обратиться к его отношениям с женщинами. Из них мы узнали, что у него была одна главная страсть в жизни. Не женщины, не наука. А сионистская деятельность. Ради этого он пожертвовал своей семьей, своим здоровьем, своей профессией — и своими женщинами».

    2017346172.jpg
    Встреча Хаима Вейцмана и Давида Бен-Гуриона в Швейцарии, 1945 год. Фото: GPO

    Длительные отлучки Вейцмана из дома ради требовательного сионистского дела, плоды которого включали Декларацию Бальфура, Соглашение Вейцмана-Фейсала, создание Еврейского университета, основание Еврейского агентства и резолюцию ООН о разделе Палестины от 29 ноября 1947 года, трактуются в книге как причина кризиса в его семейной жизни. Голани рассказывает, что отношения Вейцмана с женой строились на принципах «взаимовыгоды и взаимозависимости, политического и экономического союза, но не более того».

    4135795198.jpg
    Вера и Хаим Вейцманы на Маккабиаде 1935 года в Тель-Авиве. Фото: из книги «Отец-основатель»

    Соглашение Вейцмана-Фейсала о политическом будущем Палестины, определившее границы арабского и еврейского государств, было заключено 3 января 1919 года на Парижской мирной конференции между руководителями делегаций арабов — Фейсалом I и сионистов – Вейцманом.

    5V-hqkSlaSiAfk_AGkUHZO.jpg
    Эмир Фейсал I и Хаим Вейцман в 1918 году

    «У него была страсть к сионизму, но не желание реализовать ее самому. Вейцман не хотел жить в Земле Израиля. Но что прекрасно в жизни человека — то, что она полна противоречий», — говорят авторы.

    Действительно, трудно не удивиться несоответствию между колоссальными усилиями, которые он вложил в продвижение сионистского предприятия – путешествия по всему миру, встречи с сильными мира сего с целью создания еврейского государства на Земле Израиля, с отвращением, которое он чувствовал от жизни в этой стране. Голани и Рейнхарц не уклонились от того, чтобы описать это напрямую и без прикрас.

    Трудно винить Вейцмана, британского буржуа до мозга костей, в его сильной неприязни к Реховоту, где он основал свой исследовательский центр (Институт Зеффа, ныне известный как Институт имени Вейцмана).

    «Он подавлен и считает, что уровень морали и эстетики в Палестине ниже», – замечал его коллега по руководству сионистского движения Артур Руппин.

    Вейцман без колебаний сообщал в письмах и дневнике о неспособности жить в Земле Израиля. Он писал, что до глубины души потрясен условиями, что ему не хватало мужества, силы и преданности, основанных на любви, которые помогают преодолевать такие трудности.

    Голани: «Вейцману было трудно терпеть жизнь в этой стране — гортанный восточный язык, отсутствие манер, неуважение и климат. Он был готов отдать свою жизнь за страну, но жить здесь — совсем другое дело». Архивные документы привели Голани и Рейнхарца к выводу, что Вейцман каждый раз буквально считал дни до своего возвращения в Лондон.

    Решение, которое он нашел, было возможно только для состоятельного человека: жить «между» странами, а когда он будет вынужден переселиться в Палестину, привезти туда Европу — в виде особняка работы выдающегося архитектора Эриха Мендельсона — по непомерно высокой цене. Построенный в Реховоте архитектурный шедевр стал частью кампуса Института Вейцмана.

    Еще одно противоречие: он был оскорбительно-снисходительным по отношению к репатриантам — своим землякам из Восточной Европы, доходил до неприязни и презрения к ним; с явным пренебрежением отзывался о своих соперниках в сионистском движении и в ишуве, что резко контрастировало с его неизменной дипломатичностью и деликатностью.

    Вейцман, которого изображают Голани и Рейнхарц, нездоров физически и морально. Наряду с рукопожатиями с Уинстоном Черчиллем и переговорами с лордом Бальфуром, пламенными речами на сионистском конгрессе и встречами в Белом доме – истерики, обмороки, хроническое истощение, боли в зубах, ушах, глазах, носу, животе и голосовых связках. Все отмечали его эмоциональную скупость и неспособность к семейным отношениям, бесчувственное поведение с друзьями.

    Последние годы Вейцмана — его президентство — были худшими в его жизни. По словам Голани, это был кризис человека, посвятившего жизнь реализации мечты — и внезапно понявшего, что она сбылась.

    1883722697.jpg

    Иехуда Рейнхарц и Мотти Голани. Фотографии предоставлены Томером Аппельбаумом, Мегедом Гозани



    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский