«Мы – представители рода Анисимовых»

«Мы – представители рода Анисимовых»
В израильском городе Рамат-Ган живут три сестры, которые гордятся тем, что они являются представителями известного рода Анисимовых, берущего свое начало в селе Тарки в Дагестане. Мне удалось встретиться с ними и узнать много интересного. Сестры также поделились интересными фотографиями, которые бережно хранятся в их семейном архиве.
Зоя, Феня и Галина – дочери Татьяны Нисимовны Анисимовой, внучки Нисима Анисимова, известного в народе под прозвищем Табул. Когда я работала над книгой «Горские евреи в Великой Отечественной войне», мне повстречалась фамилия Табулов. Было интересно узнать о происхождении этой фамилии, корни которой не характерны для горских евреев. Зоя Агиваевна Анисимова-Амиржуева помогла мне ответить на мой вопрос. Вот ее рассказ о Нисиме Анисимове и его семье:
«Илья Шеребетович Анисимов, известный этнограф, и наш дед Нисим – двоюродные братья. В Махачкале Нисима Анисимова, нашего деда, знали по прозвищу Табул; он был единственным сыном, и у мусульман это прозвище означало «найденный», как у евреев – Офдум. Его еще называли Табулди. Нисим Анисимов в Средней Азии владел заводом по производству тканей из хлопка, привозил в Махачкалу ткани, дорогие платки, делал беднякам щедрые подарки к Нисону (Песаху). «Табулды гельды, Табулды гельды!» – такими возгласами встречали его махачкалинцы. Прожил наш дед короткую жизнь, всего 40 лет, но в памяти народной остался как мецената и человек щедрый. Он построил синагогу в Махачкале на улице Малыгина (где потом многие годы был пункт переливания крови) и на улице 26 Бакинских Комиссаров, огородил место для еврейского кладбища. Наша бабушка всегда разрешала жить у себя в доме евреям, приехавшим из сёл, давала им еду и одежду на первое время. А потом уже они находили жилье и поселялись в Махачкале. Представители рода Анисимовых в числе первых поселились в Анжи (Порт-Петровск, а ныне Махачкала). Из уст наших плакальщиц часто можно было услышать: «Улкей бебей Сосун, бебей Табул» (улкей – поселение).
Плакальщицы всегда вспоминали о Нисиме Анисимове такими словами: «Ченчи етимгьоре сирои сохдей, ченчи етимогьоре хуне дорей? Мисво сохдей» («Сколько ты сирот накормил, скольким бездомным дом подарил?»).
Сосун – наш дядя по материнской линии, единственный сын Нисима-Табула Анисимова. Скончался Сосун в очень молодом возрасте, в 27 лет, не оставив потомства; причину смерти мы не знаем. Мама нам часто рассказывала, что холу (дядя) был франтом, одевался по-европейски, ходил с золотой тросточкой в руках. Поскольку некому было нести фамилию Анисимов, женщины нашего рода всегда оставались на своей фамилии. Когда выходили замуж, говорили мужьям об этом условии. Наш отец, Агива, был также из рода Анисимовых. Родители были двоюродными братом и сестрой. У Табула, кроме сына, было еще четыре дочери – наша мама Тейло (Таня), Лиза и Софа (Сенефит) и Хагило. У моих родителей родилось пять дочерей. Самая старшая наша сестра, умница и красавица Берта, 1922 г.р., скончалась в Москве в 1946 году в возрасте 24 лет. Мы до сих пор помним свою сестру, она всегда с нами. В знак скорби ее муж Нафталиев высек на камне эпитафию, полную любви и печали. Разделить наше горе в далеком 1946 году пришли многие представители рода Анисимовых, в том числе Нафтоли Сэви, Танахим Сэви и Хана Анисимовы, сыновья Арслана Анисимова».
Зоя Агиваевна хорошо знала Танахима и Нафтали Анисимовых, рассказала интересные подробности биографии доктора филологических наук, лингвиста, автора грамматики татского языка Нафтали Анисимова. К примеру, что он никогда не был женат, был вегетарианцем, носил бороду, и все его называли профессором. Танахим Анисимов – выпускник Московского авиационного института. На фотографии, сделанной на Востряковском кладбище в 1946 году в день похорон Берты Анисимовой-Нафталиевой, которую сестры бережно сохранили, в группе родственников и близких людей можно увидеть Нафтали и Танахима Анисимовых. Хочу напомнить читателям, что Нафтали Анисимов был единственным, кто настаивал на издании литературы горских евреев шрифтом, на котором написана Тора, то есть ивритскими буквами. Но его мнение не было учтено, приняли латинский алфавит. Нафтали Анисимов издал на латинице книгу «Грамматика э зуьгьун тати».
Сестры наперебой рассказывали мне о представителях своей семьи, о семейных традициях. Знакомясь с историей этого уникального известного рода, понимаешь, что отличительной особенностью рода Анисимовых является то, что представители всего рода стремились к учебе, почти все имели высшее образование и были не только образованными, но и интеллигентными людьми, работали в самых разных сферах. Рассказ Зои, Фени и Галины Анисимовых – еще одно подтверждение этому. Манахим Анисимов, двоюродный брат Нисима Анисимова, когда тяжело заболела Тейло Анисимова, сказал: «Ме мируьм – туь зиешь!» («Я готов умереть, а ты живи»). Манахим Анисимов был управляющим банком. В памяти сестер он остался красивым мужчиной с бородкой и скрасивым перстнем на пальце.
Старшая из сестер – Зоя Агиваевна, 1929 г.р., вышла замуж за Шамиля Савиевича Амиржуева, работника НКВД Дагестана. У них родилось двое сыновей и три дочери.
Феня вышла за Григория Пинхасовича Беньяминова, военного врача, полковника медицинской службы; в их семье выросло два сына. Мужем Галины Анисимовой стал Изик Ифраимов, много лет проработавший механиком широкого профиля в Буйнакске. Галина и Изик вырастили двух сыновей. Есть еще у Тейло Анисимовой дочь Ирина. Галина Агиваевна в конце нашей беседы сказала, что в Махачкале об Анисимовых говорили: «Короли Дагестана, образцы Махачкалы!»


Автор:
Похожие статьи