• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 74.44
    90.37
    22.55

    Театральное искусство горских евреев (от истоков до наших дней)

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский
    Театральное искусство горских евреев (от истоков до наших дней)
    Было бы преувеличением сказать, что театральное искусство горских евреев имеет давние традиции и насчитывает не одно поколение профессиональных артистов и деятелей культуры. Как и у любого малого народа, оно развивалось благодаря индивидуальному творчеству: благо, у евреев недостатка в талантах никогда не было. На всех народных торжествах и праздниках, наравне с музыкантами, певцами, ашугами не меньшей популярностью пользовались маскарабозы, острословы, балагуры и пародисты, которые не только поднимали настроение людей, но и в юмористической форме, передразнивая, осмысливали события, происходящие в общине.
       Так, например, на празднике «гэрево» (Кущей) девушки и парни собирались где-нибудь на поляне за селом, поселком или слободой и веселились до утра: пели, плясали,, подтрунивая как друг над другом, так и над местными знаменитостями - пародируя их высказывания, походку, движения, манеру говорить. Умеющие петь копировали певцов, музыкантов, поэтов, ашугов и т.д. Особым праздником .для молодежи Еврейской Слободы бывало выступление канатоходцев, которое проходило на поляне (сер гьэрпусту), где в роли клоуна выступал один из слободчан, в маске шакала, и все хором кричали: «Чогьгьол омори, чогьгьло омори» (пришел шакал, пришел шакал).
       Маскарабазы и пародисты были, практически, во всех поселениях, где компактно проживали горские евреи. Но особо своими самодеятельными талантами выделялись такие крупные общины, как Куба и Дербент.

       Повторяю, никаких театральных традиций до революции в царской России у горских евреев не было. А были более-менее грамотные люди, среди которых выделялись ашуги, сочинители стихов, рассказчики, чтецы, певцы, танцоры, музыканты-самоучки. В стихах и рассказах люди нередко выражали свою жизненную безысходность и горькую долю, однако чаще в них звучала вечная тема любви. И, конечно же, юмор, присущий горским евреям.
       Так, в дореволюционной Еврейской Слободе города Кубы огромной популярностью пользовались ашуги, Рафоил и Беньямин-Давид - зурначи, музыканты Мордехай и Мелкейгаиш и другие. Если не все, то по крайней мере многие из этих талантливых людей стремились к самовыражению, стараясь показать, как они жили и живут. Чтобы люди могли как в зеркале увидеть себя, свое окружение, свою жизнь, своих друзей и своих врагов.
       Сейчас модно критиковать все, что было в годы советской власти. Но справедливости ради следует отметить, что свои первые шаги эта самая власть делала далеко не бездумно, особенно в вопросе подъема культуры малых народов. Не были обойдены стороной и горские евреи.
       В начале двадцатых годов в Еврейской Слободе Кубы, в трехэтажном особняке купца Асафа Агагабаева, конфискованном советской властью', весь третий этаж был переоборудован под небольшой зрительный зал с крохотной сценой. Здесь делали первые шаги самодеятельные артисты. Чуть позже недалеко от «дома Агагабаева» под клуб была переоборудована одна из синагог. Здесь уже сцена была побольше, да и зрительный зал насчитывая примерно двести посадочных мест. Молодежь Еврейской Слободы (с 1926 года она была переименована в Красную Слободу) театрализовано, в художественной форме представляла, как тогда выражались, «текущий момент». А если точнее, то это был своего рода агитколлекгив, где самодеятельные артисты сами сочиняли куплеты, пели и плясали. Эти выступления были очень популярны и пользовались большим успехом.
       Работу режиссера выполнял один из жителей Слободы -Яков Бираров. По профессии он был фельдшер. В свое время Яков не раз посещал театры Стамбула и ряда европейских городов, куда он выезжал по торговым делам своего отца - Юшвага Бирора. Слыл он театралом и, естественно, с энтузиазмом возглавлял драмкружок.
       В большинстве случаев пьесы сочиняли сами участники представления. Самодеятельные артисты высмеивали пороки общества, которые были близки и понятны зрителям. Сидящие в зале легко узнавали, о чем и о ком шла речь и награждали выступающих смехом и аплодисментами.
    Особым успехом пользовались песни и куплеты, написанные такими исполнителями, как Н.Соломонов, И.Хануков, А.Авадьяев, Я.Бираров, Я.Агарунов.
       С утверждением советской власти на Кавказе возросло число любительских драматических кружков, началось их укрупнение. В еврейской Слободе города Кубы драмкружок Якова Бирарова перерос в драматическую труппу.
    Наравне с сочинением стихов, куплетов, рассказов, инсценировок и сценок талантливая молодежь (И.Давыдов, Н.Соломонов, З.Рабинович, Р.Агарунов, Я.Агарунов, А.Авадьяев) занимались и переводами. Все сочинения были посвящены злободневной тематике того времени, то есть, выполнялись требования новой власти. Но уже тогда делались попытки «протащить» на сцену популярные художественные произведения. Так, в 1924-1925 гг. Я.Агарунов перевел с азербайджанского на язык горских евреев пьесу Узеира Гаджибекова «Аршин мал алан».
       В своих воспоминаниях Яков Михайлович Агарунов так описывает положение в драмкружке конца двадцатых  годов. «...Реквизита в то время не было. Каждый приносил из дома то, что положено по роли, вплоть до дедушкиных и бабушкиных одежд. Практически отсутствовали декорации. «Главную» роль в постановке играл суфлер. Порой он так входил в раж, что перекрывал голоса артистов. И тогда из зала кричали: «Суфлер, тише!»
        Драмкружок открывал прирожденные таланты. И это было видно из еще одного воспоминания Якова Михайловича.
       «...Отец   нашего   комсомольца   Исраила Давыдова - мельник Ихиил (Ихиил Есиевчи) был известным в Слободе вольнодумцем. Нет, он не был атеистом. Но страшно не любил раввинов за их фарисейство. Трудился от зари до глубокой ночи, одевался просто, в длинную рубаху и шаровары, носил патриархальную бороду...  Старик настолько был воодушевлен нашим разоблачением раввинов, что однажды сам предложил себя на роль старика - главы семьи. Ему, конечно, не нужны были ни грим, ни костюм, он вышел на сцену таким, каким был в жизни. Все было естественно. В зале стоял гул одобрения. Но вот наступил эпизод, когда вся семья на сцене должна была обедать. На столе лежал хлеб, а это было в праздник Песах (Нисону). Евреям в Песах есть хлеб запрещено, в канун праздника весь дом обшаривают, чтобы нигде не затерялась даже корочка. А тут на глазах изумленных зрителей седобородый Ихиил в пасхальную ночь берет и съедает запрещенный хлеб. Зал от неожиданности ахнул. Такого грехопадения Еврейская Слобода Кубы не знала, даже не слышала о таком. Но когда шок прошел, раздались аплодисменты. И в этот момент старик забыл текст: впервые поднявшись на сцену, он не понимал и не слышал суфлера. Однако Ихиил не растерялся и повел себя так, как будто он у себя дома. На сцене роль сына старика играл его настоящий сын Исроил, имя которого по пьесе Ихиил также вспомнить не мог. И тогда Ихиила «понесло»: «Эй, Исраил, сукин сын, кушай...» Хохот, и еще какой, охватил весь зал. Все были довольны, в особенности сам старик.
      Надо иметь в виду, что в то время решиться на такое было нелегко. Люди были запуганы божьей карой. Но еще страшнее божьей кары было отлучение, публичное отвержение за малейшее отступление от веры отцов. Для этого был даже выработан примерный текст анафемы, в которой говорилось: «...мы отлучаем, отделяем, изгоняем, осуждаем и проклинаем...». Далее перечислялись страшные проклятия, которые должны были обрушиться на голову отлученного и его потомков. Так хотели поступить раввины и с нашим стариком. Но уже существовала советская власть, и осуществить проклятие можно было только тайком. А наш Ихиил (есиевчи), как назло, прожил еще почти тридцать лет и скончался в возрасте 87 лет. Сын же его, Исроил Давыдов, стал впоследствии крупным журналистом».
    Одним словом, драмкружок уже Красной Слободы города Кубы был достаточно популярен. Тем более, кино тогда еще не было, и представления драмкружка собирали довольно много народа».
       В предвоенные годы при клубе существовали духовой оркестр и танцевальный кружок. С начала 1930-х годов именно в этом клубе начали свои первые шаги в танце братья Израиловы, а после приезда их родителей Сехлума и Хаят они танцевали в клубе имени Ильяева в Баку. В конце 1930 годов все чаще стали показывать кинофильмы. Кинопроектор-передвижка устанавливался на улице и на стене одного из домов напротив клуба показывали кинофильмы. Перед войной позади клуба была пристроена кинобудка и установлены стационарные проекторы. Регулярно стали показывать кинофильмы. Еще во время войны драмкружком были поставлены две пьесы: Юно Семенова «Хоин» (Изменник) и Рафоила Агарунова «Пешмуни цушой ундеире гуьруьгьо».

    Но это была фактически лебединая песня драмкружка Красной Слободы. В последующие года, уже после войны, все же молодежь периодически ставила отдельные пьесы азербайджанских драматургов. Даже принимали участие в смотре драмкружков. В настоящее время здание клуба приватизировано, разрушено и на его месте построен двухэтажный Дом торжеств.
       По-другому обстояло дело в городе Дербенте. Следует подчеркнуть, что театр в Дербенте занимает особое место в истории театрального искусства горских евреев. Истоки его уходят в далекий декабрь 1903 года, когда в Дербентской горско-еврейской школе Асаф Агарунов инсценировал переведенный с иврита рассказ Нахума Шойковича «Ожог за ожог» и поставил его в честь свадьбы учителя этой школы Нагдимуна бен Симона. В 1908 году в той же школе состоялся большой праздник, сопровождавшийся многочисленными песнями, танцами и несколькими инсценировками.
       В 1918 году в Дербенте была открыта драматическая студия, возглавляемая раввином Яшагио Рабиновичем. Здесь ставили пьесы на библейские темы: «Самсон и Далила» (Шуьмшуьн ве Делило), «История Эстер» (Исдиремердехэй). Пьесы эти были написаны учителями и бывшими учениками Дербентской горско-еврейской школы.
       Должен повториться, что официальные театральные коллективы формировались уже в советское время из народных певцов, танцоров, музыкантов, самодеятельных драматических коллективов. Так было в Красной Слободе Кубы, так было и в Дербенте.
       Первая серьезная попытка объединить талантливую творческую молодежь горских евреев в драматическом театральном кружке была предпринята в 1920 году Юно Семеновым. Были осуществлены постановки двух его пьес - «Хитрая сваха» (Гэмелдана илчи) и «Два старьевщика».
    Но, к сожалению, в том же году драмкружок в Дербенте был закрыт.
       Тогда Юно Семенов и его единомышленники сменили тактику и через год создали агитколлектив, который ставил репризы и сценки в преломлении к актуальным темам того времени. Партийно-советские руководители Дербента приняли такой подход к творчеству молодежи и разрешили открыть в городе драматическую студию горских евреев. Выступления студийцев пользовались у зрителей большим успехом, хотя репертуар у них состоял в основном из небольших пьес азербайджанских драматургов.
       Впервые статья о достижениях горско-еврейского драматического кружка была напечатана в газете «Красный Дагестан» в 1924 году. Это были статьи «В среде молодежи» и «Спектакль ГЕМ». Тем не менее в 1928 году студия была распущена.
       В начале 1930-х гг. в Дербенте был открыт горско-еврейский народный театр. В его создании активное участие принимали Юно Семенов, Захарья Авшалумов, Манашир и Ханум Шалумовы, Саадио Бинаев, Захарья Ильягуев, Адасо Шалумова и другие. Театр размещался в здании Дербентского городского театра по улице Садовая, ныне имени Ш-го Интернационала. Хочу отметить, что в Дербенте театра как такового до революции не было, но было построено здание, в котором выступали приезжие гастролеры, т.е. наподобие нынешних концертных залов. Однако это здание из-за пожара сгорело. Удалось восстановить лишь фасад, и в настоящее время там размещается Дербентский Дом пионеров.
       Через некоторое время, на той же улице. Здание городской пекарни было переоборудовано под клуб строителей, где в дальнейшем разместились драматические студии горских евреев и азербайджанцев.

       В 1935 году эти две студии получили статус государственных, но были объединены в один театр с общим директором, заведующим постановочной частью, единой бухгалтерией. Общими были костюмерный, реквизиторский, бутафорский и гримерные цеха. В работе театра принимала участие талантливая молодежь, из которых 25 человек были зачислены в штат. Остальные работали без оплаты на правах любителей.
    В тот период первыми штатными актерами горско-еврейского театра были З.Авшалумов (впоследствии стал режиссером этого театра, братья Беньягу и Соломон Дадашевы, Ахсо (Ася) и Истохор Шалумовы, Мазол и Бааз Авдалимовы, Наомо Ханукаева, Год Сафанов, Ю.Ягудаев, Истира-Малка Пейсахова, Гинонор, Беше, Б.Гаврилов и другие. Короткое время первым режиссером был Я.Бираров, а музыкальным руководителем - Ш.Ашуров.
    Театр показывал свои спектакли два раза в неделю, при переполненных залах. Особенно популярными были представления накануне субботы ("шев шабот") или в праздничные дни, когда уже за 2-3 дня невозможно было достать билеты. И, действительно, молодежь шла в театр как на праздник. Такая большая любовь к театру не могла не сказаться на расширении его репертуара, который в довоенные годы был обширен и включал в себя такие пьесы, как «Мешади Ибад», «Аршин мал алан», «Ашуг Гариб», «Асли ве Керем», «Севиль», «Айдын», «Хаят», «Яшар», «Пятирублевая невеста», «Намус», а также пьесы, составленные на основе азербайджанских рассказов, преданий и сказок: «Оди Гюзел» и «Пери ханум» - Б.Гаврилова, «Махсум» - Юно Семенова. Из классического репертуара в те довоенные годы были «Разбойники» Шиллера, «Платон Кречет» Корнейчука, «Без вины виноватые» Островского, «Мещане» Горького, «Разгром»  Фадеева. Из собственного репертуара театра были пьесы Миши Бахшиева «Земля», «Победа героев», «Хамбал Хасан и Шах Абас», «Хоин» - Ю.Семенова, «Слезы радости» - Я. Агарунова. В обоих секторах театра сотрудничал талантливый режиссер Мусаиб Мамедалиевич Джум-Джум, которому в последующие годы было присвоено почетное звание Народного артиста Дагестанской АССР.
    В 1937 году Дербентский горско-еврейский театр принимал участие в фестивале национальных театров Северо-Кавказского края и в 1939 году на фестивале театров Дагестана.
       Начало Великой Отечественной войны резко изменило положение горских евреев в театре. Охваченные патриотизмом, часть актеров, не дожидаясь призыва, ушла на фронт, а часть была призвана в ряды действующей армии. Таким образом, не имея основного состава актеров, театр прекратил свое существование. Многие актеры погибли, сражаясь с фашистскими захватчиками. Среди них заслуженные артисты Дагестана братья Соломон и Беньягу Дадашевы, блистательный актер, певец и режиссер театра, заслуженный артист Дагестана Захария Авшалумов...
       Где-то в конце 1942 года было опубликовано решение правительства СССР о бронировании от призыва в ряды Советской Армии творческих коллективов, в том числе и актеров театров. Но уже было поздно, одни творческие работники погибли на фронтах войны, другие вернулись инвалидами. Но те немногие, что вернулись, сделали все, чтобы возродить театр. Они привлекли для работы в театр талантливую молодежь, и уже в 1943 году театр возобновил свою работу.
       В 1948 году, в разгул антисемитизма и репрессий, в центре которых было так называемое «дело врачей», власти выдвинули абсурдный тезис «нерентабельности», и горско- еврейский театр закрыли. Азербайджанский сектор театра еще несколько лет просуществовал.
        В 1951-1952 гг., с созданием Южно-Дагестанского обкома партии с центром в Дербенте, власти решили Ахтынский Государственый театр им. Сулеймана Стальского перевести в Дербент. В том же году по причине «нерентабельности» был закрыт и азербайджанский сектор театра. Помещение закрывшихся двух театров было передано лезгинскому театру. Так прекратил свое существование горско-еврейский и азербайджанский Государственные театры в Дербенте.
        Возрождение театра в 60-е годы связано с укрупнением колхозов. Известно, что существующие колхозы имели свой культурный фонд, за счет которых действовали коллективы художественной самодеятельности. В начале 60-х годов колхозы в Дербенте были укрупнены в четыре крупных хозяйства, три из которых - являлись горско-еврейскими: «Путь коммунизма», председатель - Азиз Хазанович Гильядов (ныне им. Гулбохор Давыдовой), «Дружба», председатель -Шабатай Ихиилов Абрамов, колхоз им. Ленина, председатель - Ишягу Семенович Семенов. Эти три хозяйства, объединив денежные средства, выделенные на культфонды, в размере 180 тысяч рублей, и решили создать межколхозный горско-еврейский театр. Руководство города Дербента и правительство республики Дагестан с одобрением приняли такое решение колхозов. Для организации и дальнейшей работы в театре из Баку был приглашен Петр Рафаэлович Агарунов. С единодушного одобрения вновь созданного коллектива режиссером театра был приглашен Народный артист Дагестана Мусаиб Мамедалиевич Джум-Джум. М.М.Джум-Джум был азербайджанец иранского происхождения. В Дербенте он работал с 1933 года, прекрасно знал язык и менталитет горских евреев. На должность музыкального руководителя был приглашен композитор Шумшун Ашуров.

       В работе театра, наряду с актерами старшего поколения, как Ахсо (Ася) Шалумова, Истирамалка Пейсахова, Год Сафанов, выступала и талантливая молодежь: певец и блистательный актер Абрам Авдалимов, Шори Нахшунов, Бикуль Мататова, Михаил (Попо) Гаврилов, Полина Фараджева, Год (Шенде) Годов, Мушаил Илизаров и другие. Ведущими солистами оркестра в разное время были Саади Заманов и Исраил Израилов.
       В создании репертуара и становлении театра бесценна заслуга прекрасного поэта и драматурга Сергея (Сион) Давыдовича Изгияева, замечательного писателя и драматурга Миши Ясуфовича Бахшиева, блистательного Народного писателя Дагестана, одного из ведущих литераторов республики, фельетониста этнографа, драматурга Хизгила Давыдовича Авшалумова. Немалую моральную и материальную поддержку театру оказывали директор дербентского комбината «Бытобслуживания» Зимро Рахмилов, директор красильно-оперативной фабрики Севи Пейсахов, заведующий ателье «Индпошив» Давид Давыдов и другие.
       Особая заслуга в создании* и существовании театра принадлежит председателям горско-еврейских колхозов, перечислявших ежегодно на текущий счет театра по 60 тысяч рублей. Следует отметить и такой факг: по решению руководства республики Дагестан финансовые органы не взимали ни одной копейки из доходов театра.
       Театр, просуществовавший до второй половины 1964 года, в связи с финансовыми затруднениями был расформирован. Имеющиеся костюмы, реквизиты и бутафория были распределены между тремя колхозами. Но вскоре решением Министерства культуры Дагестана был создан Дербентский горско-еврейский Народный театр, которому выделялись денежные средства из фонда министерства.

       В качестве режиссера Народного театра долгие годы работал Заслуженный работник культуры Дагестана, прекрасный актер и певец Абрам Авдалимов. После его болезни и ухода из театра режиссером стал один из актеров - Роман Изьяев. По его режиссуре были возобновлены многие постановки прошлых лет. Кроме того, он поставил комедию Хизгила Авшалумова «Шими Дербенди». В период работы театра звания Заслуженных артистов Дагестана были удостоены Ахсо (Ася) Шалумова и Бикель Мататова, а Роман Изьяев был награжден орденом «Знак Почета».
       Базой для работы как межколхозного, так и Народного театра являлись клуб колхоза «Дружба», Дербентский Дом культуры. Спектакли проходили в арендованных залах лезгинского театра (340 зрительных мест) и клуба железнодорожников (800 мест). И, как правило, залы были переполнены. Как, впрочем, и во время гастролей в Кубу, Махачкалу, Буйнакск, Хасавюрт, Грозный, Нальчик.
       Дербентский горско-еврейский Народный театр и по сей день продолжает работать, хотя многие его актеры уже живут в Израиле.

    Приложения

    I. Смотри на рис. 1 и 2.

    II. Актеры - горские евреи в других театрах

    Агару нов С емен - долгие годы работал в Азербайджанском театре музыкальной комедии и в Государственном академическом драматическом театре им. Азизбекова.
    Шамуилов Роман - в настоящее время работает актером Краснодарского драматического театра.

    III. Горские евреи - работники кинематографии

    Егудаев Данил Самойлович - киностудия «Азербайджанфильм», заместитель Директора киностудии и директор фильма.
    Баязов Семен Израевич - директор фильма киностудии «Азербайджанфильм».
    Мушаилова Инна - ВГИК - организатор кинопроизводства.
    Фараджев Владимир - ВГИК - сценарист.
    Агарунов Петр - ВГИК организатор кинопроизводства.
    Насимов Барис - ВГИК - кинооператор.
    Абрамов Лева - ВГИК - кинооператор.
    Шабтаев Зорик - ВГИК - кинооператор, кинорежиссер.
    Ханухов Яшар - высшие курсы кинорежиссеров в Москве.
    Абрамов Ефим - ВГИК - кинооператор, кинорежиссер.
    Исаков Соломон - ВГИК - организатор кинопроизводства.

    Автор данной статьи по окончании ВГИКа работал заместителем директора картины на киностудии «Азер-байджанфильм», затем начальником кинопроизводства и директором фильма в творческом объединении «Экран» Гостелерадио Азербайджана. С 1973 года -заместителем Главного редактора творческого объединения «Таджиктелефильм» и секретарем Союза кинематографистов Таджикистана.
     

    Источник материала: П.Р. Агарунов, из книги «ГОРСКИЕ ЕВРЕИ КАВКАЗА»  24-26 АПРЕЛЯ 2001 г. БАКУ-ГУБА-КРАСНАЯ СЛОБОДА.
    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: Первый еврейский