57.47
67.56
16.39

Из жизни горско-еврейских праведников: рабби Нисон бен Шебетей

Фото столетней давности я недавно получила от жительницы г. Сдерота Клавдии Давыдовой.

Перечисляя запечатленных на нем людей, она первым делом указала на своего прадеда рабби Нисона, отметив при этом:

– Мой прадед обладал даром пророчества, он говорил с Б-гом!

На первый взгляд, такие воспоминания вызывают сомнения и напоминают сцену, когда Моше-рабейну взошел на гору Синай и говорил с Б-гом, получив от Него святые скрижали.

На фото четыре человека:

в центре на стуле сидит достопочтенный старец с сидуром (молитвенником) в руках, облаченный в цицит, – это Нисон бен Шебетей, 1850 г.р., он раввин синагоги Нальчика.

Рядом с ним стоят его сыновья: справа р. Рафрам, а слева – р. Унииль. Стоящий рядом с р. Нисоном мальчик – его внук Ильягум, сын Рафрама.

Все пятеро сыновей рабби Нисона были знатоками Торы

Еврейские аксакалы Нальчика хорошо помнят события столетней давности, о которых слышали от своих предков. Однажды Еврейскую Колонку облетела весть об исчезновении рабби Нисона. Никто не знал, куда он подевался, дверь его дома была приоткрыта, и несколько дней хозяин отсутствовал.

Кто-то предположил, что рабби забрали с собой «малахи» (ангелы). Но, к счастью, он вскоре вернулся и на изумленные вопросы любопытных просто ответил:

– Меня позвали, я и пошел. Но я узнал о том, что вскоре на небе появятся железные птицы, в которых люди будут летать в далекие края.

Не менее странно прошли и похороны рабби Нисона. Клавдия Завидовна слышала от отца историю его похорон. Когда пришли на соболезнования родственники и знакомые, то его не оказалось в доме. То есть после смерти святой рабби просто исчез неизвестно куда.

У рабби Нисона было семеро детей – пятеро сыновей и две дочери.

В 1917 году на Кавказе вспыхнула вспышка эпидемии холеры, унесшая жизни сотен людей. От этой страшной болезни погибли четверо членов семьи достопочтенного рабби – двое сыновей, дочь и сноха. Через год, в 1918-м, скончался и сам Нисон бен Шебетей.

Шестеро маленьких детей старшего сына Даниила остались круглыми сиротами. Заботу о них взяли на себя дяди, братья отца: еще холостой Униил, кожевник по профессии, и Рафрам – по профессии мясник. Униил специально наскоро женился, чтобы молодая супруга смогла позаботиться о его племянниках.

Клавдия Завидовна вспоминает, как ее свекровь Эрюв рассказывала о своем муже:

– Как придет с работы, первое что делал, начинал кормить младших детей. Посадит малышку Ципочку к себе на колени и начинает кормить ее из ложечки. Я его прошу, мол, отдохни с работы, сам поешь, а он в ответ: «Нет». И первым делом заботился о своих племянниках.

Все пятеро сыновей рабби Нисона были знатоками Торы и в разное время служили хахамами и раввинами нальчикской синагоги. Они оставили о себе добрую память. 

Старожилы Еврейской Колонки рассказывали, как во время еврейских праздников сыновья рабби звонкими созвучными голосами распевали молитвы. И в это время в здании синагоги словно царило божественное присутствие, зал молитвенного дома замирал.

Тишину нарушали лишь напевная речь хахама и раввина и завершающее хоровое громкое «Омин!».

Когда началась Великая Отечественная война, 49-летнего Униила бен Нисона, несмотря на его уже непризывной возраст, забрали на фронт. Он доводится свекром Клавдии Завидовне и родным братом ее дедушке Рафраму.

В «Книге памяти» о нем есть запись: «Давыдов Униил Нисонович, 1892 г.р., еврей, г. Нальчик. Призван в Красную армию Нальчикским ГВК. Рядовой. Погиб в апреле 1943 г.». Его брат р. Рафрам тоже скончался в 1943 году от разрыва сердца во время оккупации Нальчика фашистамии.

Когда партизаны освободили Нальчик, он пошел искать пропавшего 14-летнего внука Хаима. Долго искал и нашел в селе Баксане в стоге сена растерзанные тела своего внука и его друга.

Очевидцы рассказали, что мальчики просто стояли у калитки дома, но кто-то из соседей донес немцам, что они евреи. Предатели это сделали из корысти, надеялись, что утром всех евреев расстреляют и их добро и дома достанутся им.

Сын Рафрама Ильягум Давыдов, 1907 г.р., как и его дедушка, всю трудовую жизнь проработал мясником. Он тоже читал Сефер Тора и служил хахамом при синагоге Нальчика. Ушел из жизни Ильягум Давыдов в 1976 году.

Вот такова история жизни одной семьи, пришедшая к нам из прошлого, сопровождаемая одной-единственной фотографии.

Таких черно-белых фото в каждой семье в семейных фотоальбомах десятки. Но, увы, молодое поколение горских евреев уже мало интересуются историей своей родословной, да порой и некому уже поведать им о том, кто запечатлен на этих фотографиях.

Комментарии