59.63
70.36
16.98

Иудеи в историческом пространстве Дербента и его округи. Часть 10

Джерах

Одну из самых интереснейших исторических судеб представляет еврейская община селения Джерах (Рис.1). Аул находится в глубинных районах Табасарана, на высоте около 500 м. над уровнем моря. В XVIII-XIX веках это был крупный населенный пункт Табасарана, в котором располагалась резиденция хана, и здесь жило около 100 еврейских семей. Уцелевшие вокруг селения кладбища могут быть ценнейшими историческими свидетельствами в отсутствии иных источников.

Иудейское кладбище расположено в окружении двух больших мусульманских кладбищ, это косвенно подтверждает, что к середине прошлого века Джерах населяли мусульмане и еврейские семьи. Есть сообщение, что к 60-ым годам XIX в. Джерах был исключительно еврейским аулом, и что жило там всего 20 семей, что через 20 лет там было уже 49 домов, 30 из которых принадлежали евреям. Другие источники также говорят о захвате в 1843 г. аула Джерах одним из отрядов Шамиля, который вел Хаджи-Мурат. Многим евреям удалось тогда заблаговременно бежать, но дома, вероятно, большей частью, были сожжены, т.к. на 1869 г. Иуда Черный отмечает всего 20 «дымов» [Черный 1992:42]. О действиях другого отряда под началом Абдалла-бека, что устроил в еврейском квартале Джераха резню и многих жителей угнал в плен, сообщают другие кавказские хроники.

На уцелевших надгробиях иудейского кладбища нанесены поминальные тексты, тексты все датированы полно и точно. Хронологические рамки действия некрополя от первых годов XIX в. до 20 годов XX века. Самый ранний памятник датируется 1800 годом. Архитектурные типы надгробий, почерк и язык текстов первых надгробий показывает тесную связь с общиной Карчага. На трех ранних по времени надгробий, экран имеет антропоморфные очертания, как в Карчаге (Рис. 2). Они - небольших размеров стелы, выполнены из мшанкового известняка, покрыты мхами и лишайниками. По центру у них вырезан антропоморфный экран. Текст нанесен только на одном из трех, набит квадратным курсивным почерком и он заполнил всю прямоугольную часть экрана. Для текста поверхность не была обработана дополнительно, размер букв и строк резчик выдерживал на глаз. Стелы с антропоморфным картушем на данном некрополе встречаются только в четырех случаях – это надгробия под номерами 002, 010, 013. В Джерахе они появляются с разницей 15-20 лет после Карчага (070, 071, 072, 084), в 10-20 годах XIX века. По Карчагу установлено заимствование этого типа с мусульманского кладбища этого же селения. На памятниках Джераха (005,006,007,010,013) разного времени отмечены аналогии почерку с некрополя Карчага (019, 070), что свидетельствует о постоянных контактах между общинами.

Все надгробия на кладбище Джераха - стелы, и многие украшены рамками, экранами, иногда они завершались арочными контурами. Первые 40 лет стелы не отличались сложными архитектурными формами, только после окончания кавказской войны стали сельчане украшать памятники своим усопшим сородичам. Образцы находили у своих соседей или от переселившихся новых односельчан. Так в 60-80 годах появляются памятники аналогичные Карчагу и Нюгди, а в 90-х годах XIX века и начало XX-го отмечается архитектурно-художественное влияние маджалисских типов на оформление памятников в Джерахе (Рис.3-5).

Почерки и шрифты встречаются самые разнообразные: выявлено более 8 образцов почерков. Почерки варьируются от курсива до строгой печатной квадратной формы, несмотря на то, что поселение было замкнуто горными отрогами. Обращает на себя внимание, что не один из почерков не приобрел устойчивость. Тоже можно сказать и об эпитафиях: они очень разнообразны, но нет доминирующей. Обнаруживаются несколько общих стилистических формул в поминальных стихах Джераха, которые зафиксированы также в Маджалисе, Карчаге, Нюгди, Хели-Пенджике (Рис. 6). Однако стоит отметить и один особый, характерный только для этого селения, оборот – это употребление в эпитафиях (на 10 памятниках, в течение более 15 лет) отрывков из Псалмов (Рис.7). Употребление в эпитафиях изречений из Псалмов не редкий случай, но для кладбищ Южного Дагестана этот - неизвестный, - и очень интересно будет проследить его источник.

По эпиграфическим наблюдениям, именно, период Кавказской войны (1817-1864 гг.) характеризуется мобильностью языка надгробных текстов, неустойчивостью почерков, особым разнообразием архитектурных форм надгробий. Видимо, в ауле, в межгорье, до какого-то времени находили себе убежище сородичи из других селений. Но в разгар войны и эта община страдала от преследований.

Самая поздняя из зафиксированных на уцелевших надгробиях эпитафий 1916г. Во время гражданской войны, как показывают эпитафии, евреи покинули Джерах и больше туда не возвращались.

В мирное время в Джерахе занимались виноградарством, культивировали шелковичные деревья, выращивали сарачинское пшено (так называли рис), маис, занимались выделкой сафьяна, кож.


Рисунки

Рис. 1 иудейское кладбище, квартал аула Джерах; фото Кашовской Н.В.

Рис. 2 антропоморфное надгробие Гавриила, сына Иосифа, аналогичное карчагскому; 1808 г.; фото Кашовской Н.В.

Рис. 3 надгробие Мишломы, дочери Карзая, по архитектурному типу аналогичное карчагскому: 1906г.; фото Кашовской Н.В.

Рис. 4 надгробие Калькозы, дочери Натана, по архитектурному типу аналогичное из с. Нюгди; 1913 г.; фото Кашовской Н.В.

Рис. 5 надгробие Элиэзера, сына Элии, по архитектурному типу аналогичное из Маджалиса; 1849 г.; фото Кашовской Н.В.

Рис. 6 надгробие Якова, сына Шломо, аналогичное почерком и стилистическими оборотами из с. Маджалиса; 1818 г.; фото Кашовской Н.В.

Рис. 7 надгробие Ионы, сына Ханании; 1825 г.; фото Кашовской Н.В.

Наталья Кашовская

Комментарии