59.27
69.67
16.80

Иудеи в историческом пространстве Дербента и его округи. Часть 11

Итоги

В изучении исторического прошлого общин горских евреев важны любые свидетельства, т.к. этих свидетельств почти и не сохранилось. Ранее, в «Статье 1», отмечалось, что исторические рассказы и заметки путешественников разных времен, которые дошли до наших дней, существуют, большей частью, как вкрапления и до сих пор не собраны.

Одним из инициаторов изучения и систематизации источников по истории, культуре, быта горских евреев в этом регионе, дошедших со времен средневековья, был иранист и кавказовед профессор Всеволод Федорович Миллер (1848-1913). Во время поездки на Кавказ в 1883 г. Миллер посетил места проживания горских евреев и заинтересовался историей их появления. В своих работах он заложил основы изучения еврейско-татского языка. Подобный подход в описании горско-еврейских общин продолжил молодой горский еврей Илья Шеребетович Анисимов (Элиягу б. Шербет Нисим-оглы), ставший впоследствии его учеником. 

Первая статья И.Ш. Анисимова, опубликованная в 1881 г. в русско-еврейском журнале «Рассвет», была посвящена свадебному обряду у горских евреев Кубы, и уже тогда автор не ограничивал себя в изложении этнографическими зарисовками и бытописанием, а дополнял их историческими экскурсами. В 1886 г. Московское археологическое общество командировало Анисимова на Кавказ для исследования горских евреев.

Анисимов пишет, что до путешествия у него были кое-какие сведения о численности горских евреев, доставленные главными раввинами Северного и Южного Дагестана (Рабби Яковом Ицхаковичем и Рабби Хаскелем Мушаиловым), но они были не полны и требовали проверки на местах. В такой же проверке и пополнении нуждались и те сведения о быте его единоверцев, которые он сохранил в памяти с детства. Во время поездки, продолжавшейся три месяца, Анисимов посетил 88 населенных пунктов, в которых проживали горские евреи (в 1888 г. он опубликовал обширную статью «Кавказские евреи-горцы»).

Следует также назвать антропологические исследования среди горских евреев в начале XX в., которые проводили К. Курдов и С. Вайсенберг. В 1920-х гг. на Кавказе под руководством профессора Николая Ансерова (1894—1944гг.) также были проведены широкомасштабные антропологические исследования, в рамках которых были исследованы 302 горских еврея из Кубы. Результаты этих исследований были опубликованы в 1929 г. В продолжение списка, можно указать исследования евреев Кавказа Феликсом Шапиро (1879—1961гг.), известным деятелем еврейского образования в Азербайджане и автором иврит-русского словаря. Он прибыл в Баку в 1913 г. и был назначен инспектором еврейских школ. Его очень заинтересовали горские евреи, и он побывал в нескольких еврейских общинах Закавказья.

Материалы по горско-еврейскому фольклору кроме И. Ш. Анисимова и Вс. Ф. Миллера собирал также смотритель Варташенского училища М. Бежанов. В 1922 г. А. 3. Идельсон опубликовал исследование, посвященное синагогальному пению у горских евреев.

В послереволюционные годы большой вклад в изучение татско-еврейского языка внесли лингвисты Нафтали-Цви Анисимов, племянник И. Ш. Анисимова, составивший «Грамматику татского языка» (М., 1932 г.) и Борис Всеволодович Миллер, сын В. Ф. Миллера.

В 1936 г. ленинградский этнограф Иосиф Пульнер опубликовал в журнале «Советская этнография» статью, в которой подчеркивал важность исследования культуры горских и грузинских евреев.

После окончания Великой отечественной войны горский еврей Миши Ихилов защитил в Институте этнографии АН СССР в Москве диссертацию о горских евреях. Для подготовки диссертации он несколько лет провел на Восточном Кавказе, где собрал обширный этнографический и архивный материал. Он занимался изучением жилища и костюма горских евреев, их ремесел, сельского хозяйства, обычаев, семейных отношений. В 1950—1960-х гг. М. Ихилов опубликовал несколько статей о горских евреях, но отвечающих духу советской идеологии тех лет. В послевоенный период исследованием литературы горских евреев занималась Галина Мусаханова. В 1994 г. Ю. Мурзаханов составил аннотированный библиографический указатель «Горские евреи».

С учетом современного состояния историографии и скудности письменных источников в вопросе истории горских евреев эпиграфическое направление, как нам кажется, может стать одним из самых перспективных. Описанные в 10 статьях районы обеспечивали широкий исторический и, одновременно, географический радиус ретроспективного путешествия, которое возможно было осуществить только благодаря помощи и поддержке дагестанских коллег и партнеров. К сожалению, объездить все селения, которые как-то были упомянуты всеми, выше названными, моими предшественниками, мне не удалось. Но все же это были Куба, Алпан, Рустов, Кусары, высокогорный аил Грыз – в Азербайджане. В Дагестане – это были, конечно, Дербент и Маджалис, Нюгди и Корчаг, Араг, Сиртич, Джерах, Марага, Хели-Пенджик, Янгикент, урочище Джиу-Ата. Основными объектами нашего исследования стали надгробные камни.

Всего на 9 исследованных некрополях, вышеупомянутых селений Южного Дагестана, удалось зафиксировать более 780-ти эпитафий.

Корпус-каталог эпитафий формировался по мере накопления эпиграфического материала по хронологии и топографии. Тексты сведены в таблицы по хронологическому принципу и по возрастанию порядкового регистрационного номера, присвоенного надгробию в ходе полевой фиксации. Такая таблица позволяет провести перекрестную сверку результатов полевой фиксации, и прикладной характер ее расширяется, когда количественный показатель накладывается на хронологические периоды.

По мере накопления альбома чертежей с каждого некрополя, стали выявляться аналогии, синхронность распространения типов, о чем вы находили постоянные ссылки в статьях.

Почерки и шрифты с обследованных некрополей, которые также собраны нами в таблицу показывают не только уровень религиозности в общинах, знания библейского текста, но и владения языком, умения сложить эпитафию. Сводная таблица увеличивает источниковедческие возможности, обеспечивает точный исторический срез отдельно взятой эпитафии во времени и пространстве. Неизвестные нам мастера передавали шрифты от курсива до строгой печатной квадратной формы, но в каждой общине были свои почерки. Наблюдается и активные контакты между общинами. 

Показательна община аула Джерах, где, несмотря на замкнутость поселения горными отрогами, мы зафиксировали 8 почерков из других селений Южного Дагестана. Отмеченные аналогии говорят о сохранении языковой ивритской письменной традиции, которая сохраняла себя вплоть до начала XX века. Стилистические обороты эпитафий, как и подбор евлогий-молитв сближают еврейские общины Дагестана с остальными регионами восточно-каспийской диаспоры.

В заключение можно сказать, что эпитафии дополняют, а в иных случаях восстанавливают историческую картину жизни общин горских евреев Дагестана в пределах XVII-XX веков.

Автор: Наталья Кашовская
Комментарии