• Главная
  • Фонд
  • Новости
  • STMEGI TV
  • STMEGI Junior
  • Горские евреи
  • Иудаизм
  • Библиотека
  • Академия Джуури
  • Лица
  • Мнения
  • Проекты
  • Приложения
  • Переводчик
  • 76.42
    92.04
    23.54
    Наши учителя

    Жизнь Камуила Гилядова

    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi
    Жизнь Камуила Гилядова
    Если заглянуть в Интернет на страницу средней школы № 10 города Нальчика и поинтересоваться историей ее основания, можно найти там сведения о первом ее директоре – Камуиле Исааковиче Гилядове. Здание школы до 1920 года принадлежало горскому еврею и было конфисковано у него советской властью. В первый год в новой школе обучались 16 детей – 15 мальчиков и девочка; все они были из семей горских евреев, поскольку здание школы расположено в районе Еврейской Колонки.
    Камуил Исаакович много сил отдал агитационно-воспитательной работе среди взрослого населения, что и способствовало потоку детей в новую школу. На месте старого здания, со временем уже не вмещавшего всех желающих учиться, в 1928 году построили новое – на 250 мест. Первоначально обучение проводилось на горско-еврейском языке, но с 1931 года из-за отсутствия необходимой литературы (а скорее уж из-за запрета советской власти) преподавание велось уже только на русском языке.
    Родился Камуил Исаакович в 1882 году в семье образованного и уважаемого раввина. Начальное образование, как в те годы было принято, получил дома. В возрасте 14 лет поступил в духовную семинарию города Вильна Виленской губернии Российской империи (ныне Вильнюс, столица Литвы). В этом учебном заведении преподавал его холлу – брат матери Милько. Дядя был женат на дочери местного раввина.
    Годы студенчества молодого горского еврея совпали с возрождением сионистского движения, охватившего как Европу, так и Россию. В семейном альбоме семьи Гилядовых было фото (ныне утраченное), на котором Камуил Исаакович запечатлен вместе с основателем сионизма Теодором Герцлем.
    Во время начала событий Первой русской революции 1905 года Гилядов вернулся домой. Он строил планы и страстно мечтал приобщить горских евреев к культуре, начав с обучения грамоте – он собирался преподавать иврит, русский и горско-еврейский языки. Но раввины увидели в нем угрозу своему влиянию – в связи с тем, что не признавали светского образования. Юношу встретили неприветливо и к тому же избили, из-за чего он был вынужден вместе с семьей переехать в Пятигорск, где смог спокойно заниматься преподавательской и сионистской деятельностью.
    Внучка Камуила Исааковича – историк, журналист и общественный деятель Светлана Данилова – нашла в Государственном архиве Кабардино-Балкарии интересный документ. Он опубликован в книге «История горских евреев Северного Кавказа в документах 1829–1917 гг.» (составители С. Данилова и Е. Тютютина).

    «Документ о политической благонадежности К.И. Гилядова от 10 декабря 1907 г.:

    Письмо атамана Центрального отдела Терской области Начальнику Нальчикского округа.
    Нальчикский житель Камуил Исаакович Гилядов обратился ко мне с просьбой о разрешении ему занять в городе Пятигорске должность меламеда (учителя древнееврейского языка). Ввиду этого прошу Ваше Высокоблагородие сообщить мне о поведении и судимости Гилядова и чем он занимался и где учился?
    Атаман отдела полковник
    (ЦГА КБР, ф .6, л. 29)

    Предписание Начальника Нальчикского округа от 17 декабря 1907 г.
    Секретно предписываю Нальчикскому слободскому старшине с получения сего безотлагательно представить требуемые атаманом отдела сведения на Гилядова.
    Замначальника Нальчикского округа, коллежский советник
    (ЦГА КБР, ф. 6, л. 30)

    Рапорт Нальчикского слободского старшины Начальнику округа от 18 декабря 1907 г.
    Секретно: доношу Вашему Высокоблагородию, что нальчикский горский еврей Камуил Исаакович Гилядов поведения хорошего, под судом и следствием не состоял, за время своего пребывания в слободе Нальчик жил при своем отце и вел себя безукоризненно. Учился, как он сам объяснил, в г. Вильна в еврейском высшем учебном заведении по духовному праву.
    Старшина слоб. Нальчик В. Лыков
    (ЦГА КБР, ф. 6, л. 30)»

    К.И. Гилядов дружил с интересными людьми, с интеллигентами – представителями разных национальностей. Одним из них был известный художник Митрофан Васильевич Алёхин, сосланный в Нальчик из Петербурга. Он преподавал в светской нальчикской гимназии и писал картины. Алёхин был вхож в дома местной знати, и его кисти принадлежит портрет горско-еврейской девушки, воспитанницы гимназии. Портрет до сих пор хранится в краеведческом музее Нальчика. Позировала художнику Надежда Ифраимова, впоследствии вышедшая замуж за Камуила.
    Юноша послал сватов к ее родителям, но поначалу получил отказ, так как был из бедной семьи. В среде горских евреев Нальчика в те годы было всего несколько богатых семей. Дед Надежды был из титулованных купцов и мог свободно перемещаться по России. Он имел свои дома и магазины по улице Кабардинской. На шабат семья Ифраимовых отправляла в Еврейскую Колонку подводы с мукой и другими продуктами для бедных. И Учительское жалование Камуила было незначительным, но, учитывая образованность жениха, на семейном совете приняли решение выдать Надежду замуж. В приданое невеста получила золотой пояс, обшитые золотом монисты из серебряных монет и золотые серьги.
    Перед Первой мировой войной семья Гилядовых с двумя детьми – Женей и Григорием – переехала жить в город Грозный. И здесь молодой учитель продолжал преподавательскую и сионистскую деятельность. В 1916 году у них родился третий ребенок – дочь Роза.
    Наступают тревожные дни – сперва две революции 1917 года, а затем и Гражданская война изменили жизнь многих семей. Семья Гилядовых возвращается в Нальчик. С первых же дней Камуил Исаакович пытается открыть школу. Власти Нальчика сразу же предложили ему здание синагоги, но он категорически отказался, считая, что синагога это храм для молитв и создавать в ней школу будет кощунством. Затем он уговорил тестя передать под строительство школы принадлежавшую ему землю. Впоследствии тесть «добровольно» передал советской власти магазин и двухэтажный дом, их переделали под коммунальные квартиры. А семья купца перебралась в домик для прислуги, что находился в глубине двора.
    Заниматься с учащимися Камуил стал в старом здании из двух комнат, обучая их ивриту и русскому языку, причем в новой школе обучались и дети и взрослые. С установлением советской власти директор неоднократно ставил вопрос об увеличении площади школы, но средства на строительство не выделяли. Власти Нальчика вновь предложили под школу здание синагоги, но он опять категорически отказался.
    В Нальчике у четы Гилядовых родились еще трое детей: Исай – 1919 г.р., Данил – 1923 г.р. и Ольга – 1925 г.р. Камуил Исаакович обучал русскому языку не только горских евреев, но и руководящих деятелей советской власти, поскольку тогда 95% населения Кабардино-Балкарии было безграмотным, в том числе и горские евреи.
    В 1923 году директор школы подготовил и издал букварь татско-еврейского языка с ивритским алфавитом. Но в 1931-м Народный комиссариат просвещения РСФСР запретил использование древнееврейского алфавита и предложил использовать латинский алфавит, на основе которого создавались буквари других народов, не имевших своей письменности. Впоследствии латинский алфавит был заменен на русский – и автору букваря пришлось переделывать его дважды. Издан букварь К. Гилядова был в Москве, при содействии Н.К. Крупской.
    Камуил Исаакович уделял особое внимание ликвидации неграмотности среди взрослого населения. В газете «Карахалк» с 1925 года стали публиковаться его статьи на родном языке с использованием древнееврейского алфавита. Этот отдел редакции возглавлял Ханон Ифраимов, родственник его жены. Статьи Гилядова печатались и в северокавказской газете «Молот». В основном они были посвящены вопросам педагогики, развитию народного образования, вовлечению женщин-горянок в общественную жизнь, возрождению еврейских традиций, духовному и нравственному воспитанию молодежи и укреплению межнациональных отношений.
    Новая школа строилась очень нелегко – не хватало средств. Большую помощь в строительстве наряду с советской властью оказывали сами жители. А директор лично сочинял пьесы и совместно с учениками разыгрывал их, причем на вырученные деньги приобретались школьные принадлежности. Как-то раз на просмотр пьесы прибыл первый секретарь Кабардино-Балкарского обкома ВКП(б) Бетал Калмыков со всем партийным активом, и они сделали пожертвования на строительство школы из своих личных средств.
    Камуил Гилядов избирался делегатом VI и VII Всесоюзных съездов работников просвещения в Москве – в 1927 и 1932 годах, где встречался с Крупской и Луначарским. Его фотография с Крупской находится в Российской государственной библиотеке (ранее Библиотека им. В.И. Ленина) в Москве. Сионистские планы отодвинулись на второй план и на неопределенное время. А с началом сталинских репрессий и с запретом иврита о них не только говорить, но даже и думать стало опасно. Органы госбезопасности взяли Гилядова на учет, и ему пришлось дать НКВД подписку о том, что никого, даже своих детей не будет обучать ивриту – и тем более не будет вести сионистскую агитацию.
    Постоянные вызовы в органы госбезопасности изматывали, но важно было не подставить под удар свою семью. С ним проводились «воспитательные» беседы, его много расспрашивали, заставляли переводить с иврита письма, которые евреи получали от родственников из Палестины, а впоследствии и из Израиля. Получая письма, люди приходили к Гилядову за помощью в переводе, даже не подозревая, что он уже переводил их ранее. Все письма проходили через цензуру, хотя в них не было ничего тайного, только обычное описание жизни.
    Но главной задачей Гилядова было выучить свой народ, для чего требовалось показать лояльность и преданность советской власти. Но как его ни уговаривали, в коммунистическую партию он так и не вступил.
    В 1928 году сбылась мечта директора – на месте старой школы была построена новая – по тем временам больших размеров. В этой школе обучались 90% горских евреев и проживавшие по соседству дети других национальностей.
    Камуил Исаакович воспитал тысячи учеников. Многие впоследствии выучились в техникумах и институтах и стали видными учеными, инженерами, учителями, врачами, деятелями искусства и т.д. Один из его учеников, заслуженный художник Илья Давыдов написал портрет К.И. Гилядова, который находится в Музее изобразительных искусств Кабардино-Балкарии.
    7 мая 1965 года школе было присвоено имя ее бывшего выпускника – героя Советского Союза Исая Иллазарова. Среди выпускников и учителей школы много участников Великой Отечественной войны, награжденных орденами, медалями, есть кандидаты и доктора технических и естественных наук, известные не только в России, но и за ее пределами.

    Выражаю благодарность Светлане Даниловой за предоставленную информацию и фотографии к статье.

    Автор:
    Хотите видеть больше еврейских новостей и видео? Подписывайтесь на наш канал в Телеграмм: https://t.me/stmegi